?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Отрывок из повести

Вдруг они услышали бешеный голос, голос принадлежал мужчине.

- Помогите! Помогите! Они меня не выпускают! Помогите! Хелп! Сос! Спасите! Они не дают мне есть! Люди добрые помогите!

Голос раздавался со стороны домика, Саша увидела, что в окне торчит чья-то голова:

- Это, наверное, Симон Ильич.

Они приблизились к дому, голова исчезла и уже никто не кричал. Вокруг царила тишина, только чириканье перепёлок нарушало её. Дом был не велик, но ухожен, в палисаднике красовались тюльпаны разных цветов, несколько яблонь и груш. Свежая побелка на стенах дома ещё отдавала свой запах. Они отворили прочную дубовую дверь и вошли внутрь. Здесь царила чистота и порядок, если не считать целлофановых мешков, набитых консервными банками, бульбуляторами и прочим мусором, развешанных по всему периметру комнаты. В каждом углу стоял стул, оббитый кожей не известного животного, в центре круглый стол с графином, наполненным, как потом оказалось, ядом, рядом с графином стоял телефон бледно синего цвета и большой круглой трубкой. У стены, под потолком висел гамак:

- Хозяин,- громко сказал Шура.

Ответа не последовало.

- Стрёмное местечко,- заметила Саша,- хозяйка!

- Хозяин!- ещё раз повторился Шура.

- Хозяйка,- не отступала Саша.

- Хозяин!- громче прежнего крикнул Шура.

Вдруг из-за печи выехали огромные часы, они были с человеческий рост и так мастерски залакированы, что можно было видеть собственное отражение. Они выехали в центр комнаты, стрелки указывали пол шестого, раздался оглушительный бой курантов. Саша и Шура хотели, было ретироваться из дома, но бой прекратился, из отверстия, где обычно живёт кукушка, показалась голова:

- Ку-ку, ку-ку, ку-ку!

- Здравствуйте, мы ищем Симона Ильича,- начал Шура.

- Ку-ку, ку-ку!

- Ку-ку!- поддержала мужчину Саша, пытаясь как-то найти с ним общий язык.

- К-к-к-к-к-ку!

Наконец дверца часов, что с обратной стороны открылась, и оттуда вылез мужчина. Это был толстый, не высокого роста человек, с бананом вместо носа. Белые брови говорили о том, что когда-то он был блондином с карими глазами. Чёрные кожаные штаны плотно обтягивали его задницу, которая, зацепившись за пружину часов, никак не давала полностью от них освободиться. Он вышел, вытащил наушники:

- Вы, какую музыку слушаете?- спросил он.

- Электронную,- ответил Шура.

- На вот эту зацени,- он вставил наушники Шуре в уши и включил на полную катушку.

Звучал старый добрый Led Zeppelin.

-          Ну, как? К-к-круто?

-          Да.

     -    Что вам здесь надо мерзавцы?- не с того не с сего взбесился он.

- Мы от..

- Мне всё равно от кого вы, выметайтесь из моего дома.

- Нам нужен Симон Ильич,- сказала Саша.

- Нет здесь никакого Ильича, Ильич давно в мавзолее.

- Эй, мужик давай без геморроя, мы с дороги устали, отдохнём у тебя денёк.

- А у вас есть одна тысяча долларов?- ехидно спросил он.

- Есть,- поспешил с ответом Шура.

- Но у нас на карте, - добавила Саша,- и наступила каблуком на ногу Шуры.

- Ай!- не выдержал он.

- Ты чего орёшь в моём доме? Вы кто такие?

- Мы от Сыроежкина.

- Ах! От этого прощелыги. Почему он с вами не пришёл?

- Сказал, что дальше на машине не проехать.

- Пиздит ваш Сыроежкин, тут на машине десять минут езды, он прекрасно дорогу знает, думает, наверное, что я с ума тут сошёл.

Кульминационный момент минул, и стало тепло и уютно.

- Можно сесть?

- Садитесь, только ты на оленя, а ты на медведя.

- Почему,- спросила Саша.

- Не знаю, просто так в голову пришло. Сейчас чего-нибудь поесть приготовлю, проголодались, наверное, с дороги.

- Не плохо было бы отобедать.

- Сейчас отобедаем,- он доставил наушники, в ушные раковины. А ты олень,- он указал на Шуру пальцем,- пока печь растопи.

«Надо было всё-таки на медведя садиться»,- подумал Шура и пошёл за дровами. Саша осталась одна, только шарканье ног нового знакомого тревожило её уединение. Пришло сообщение. Саша улыбнулась, увидев знакомое имя, это Кэт, она предупреждала, чтобы мы ни в коем случае не пили воду из графина, там яд. Вошёл Шура с охапкой дров:

- А где этот, блядь, пингвин.

- Тише ты, он же может услышать, мне Катька сообщение прислала, посмотри.

Шура бросил дрова на пол:

- История! Что будем делать? Нас что сюда убивать привезли?

- Короче ёбни его и дело с концом.

- Окэ! Или он или мы! Как это на латинском?

- Aut vincere,– победа или смерть.

- Спасибо, умница ты моя ненаглядная. Слушай, почему ты такая умная?

- Училась хорошо.

- Одной учёбы мне кажется мало, надо чтобы это было в крови.

- Ну, значит, у меня это есть в крови

- Дашь своей крови попить?

- Давай дело сделаем, потом дам.

Зазвенел бледно синий телефон, его душераздирающий сигнал поднимал пыль с пола этой маленькой лачуги.

- Хозяин,- крикнул Шура,- телефон.

Толстяк подскочил к телефону:

- Алло?

- Это соцстрах?

- Кто, мы или вы?- не понял Симон Ильич

- Вы,- последовал ответ в трубке

- Вы не туда попали, звонят тут всякие,- он бросил трубку,- совсем чуть-чуть осталось, друзья мои, и будем кушать.

Настроение этого мужчины менялось со скоростью света, таких резких перемен настроения Шура не видел со времён Александры, которая последнее время начала исправляться и оптимистично смотреть вперёд.

- Так мы и не познакомились,- начала Саша,- вы как я понимаю Симон Ильич?

- Совершенно верно, какое очаровательное создание, именно Симон Ильич, вы уж простите, что я вас так грубо встретил. Знаете ли, всякое тут случается, всякие заходят.

- А фамилия ваша?

Он сделал серьёзное выражение лица, сосредоточился. Ему трудно было говорить:

- К-к-к-к-к-Кротов.

- Можно ваши документы посмотреть,- сказал Шура,- потому что, как вы уже поняли, мы к вам по серьёзному делу приехали.

- Ну, если от Сыроежкина, так его раз так, значит по серьёзному. Что, жмуриков толкать приехали,- и мужчина весело засмеялся.

Он накрыл на стол, было много вкусного. Куропатки в винном соусе с грибами, Речной карп, приготовленный на углях и пироги с сыром. Через несколько минут на столе появился пятилитровый бутыль красного вина:

- Домашнего приготовления,- похвастался мужичок.

Они уселись за стол, и трапеза приобрела не шуточный характер. Через десять минут на столе не осталось и корочки хлеба:

- Ну, вы и жрёте,- заметил Кротов,- теперь о деле, давайте документы.

Саша достала приготовленные Сыроежкиным бланки и положила на стол.

- Что это,- спросил Кротов,- я в ауте,- он начал ртом издавать звуки выхода газов из анального отверстия.

- Это документы на открытие похоронного бюро,- ответила Саша.

- А зачем в нашем лесу похоронное бюро, здесь кто помер, того или жители съедят, или сам разложится до первых снегов, но такое бывает редко,- Кротов закрыл рот и начал изображать звук рвущихся по швам штанов при помощи соприкосновения ладони левой руки и подмышки правой.

- Это чтобы всё было законно, не в первобытном веке живём,- пояснила Саша.

- Не в первобытном говоришь,- и он достал из сапога длинную финку.

Шура заметил это и стал искать глазами какой-нибудь увесистый предмет

- Что здесь, я ничего не понимаю,- срывающимся голосом завопил Кротов,- вы что издеваетесь. Здесь всё на английском. Я вас прирежу сейчас вы что?

- Сейчас мы всё переведем, вы только распишитесь, так как имеете полномочия, хотя я не понимаю, кто вам их дал.

- Мне кто дал? Я сам взял. Ха-ха! Переводите и приготовьте пять тысяч.

Саша быстро набросала перевод, в некоторых местах используя выгодные термины. Кротов пробежал документ глазами:

- Думаешь, я английского не знаю, ха-ха. Это что?- Он указал на место, где были перечислены реквизиты агентства.

Цветки, венки, брелоки

- Почему брелоки, но цветки, переводи дословно, так будет всем понятнее.

- Хорошо,- и Саша перевела дословно.

Цветоки, веноки, брелоки.

- Теперь другое дело, где деньги?

- Деньги сейчас будут, как только вы распишитесь в графе роспись.

- Где мои деньги,- он вскочил на стол,- отдайте мне мои деньги,- и ударил своей лапой по лампочке Ильича.

- Сейчас, сейчас Кротов, распишись, и я отдам деньги.

Кротов спрыгнул на пол и стал бегать по комнате из угла в угол:

- Деньги! Мои деньги! Мои пять тысяч американских рублей. Отдайте! Отдайте.

Он упал на пол и стал кататься, как мячик, потом высоко подпрыгнул вверх и с ужасной силой ударился головой о деревянный потолок дома, схватившись за голову, он подбежал к окну и стал орать:

- Помогите! Убивают! Они не дают мне есть! Они хотят убить меня, я слышал, как она ему сказала, давай ёбнем этого урода! Aut vincere! Aut vincere!

- Чё ты орёшь придурок,- Саша не выдержал и переебала ему по лысине шваброй.

Шура оттащил Кротова в один из углов, но тот стал подавать признаки жизни.

- Не ори Кротов, мы не хотим тебе зла,- сказал Шура.

- Зато я вам хочу, ха-ха. Я у тебя сука, одну девку забрал, заберу и вторую.

- Вы ошибаетесь дядя, никто у меня никаких девок никогда не забирал, вы меня с кем-то путаете.

- А, а подвал помнишь, Красносельскую помнишь?

- Нет, не помню, по подвалам в детстве не лазил, в Красном селе не бывал. И никто, повторяю, никто у меня никого не забирал, потому что я,- Шура сильно изменился в лице,- потому что я девственник.

И все засмеялись. Кротов валялся, держась за живот, по полу, а Саша сидела за столом и от смеха не могла встать со стула. Позвонила Кэт с Юлей, и тоже вместе смеялись:

- Мы сейчас к вам придём,- сказала Кэт.

- Давайте быстрее, я уже соскучилась.

- Шура,- еле сдерживая смех, продолжал Кротов,- и как же ты в свои то годы до сих пор?

- Не хочу об этом говорить, так ты будешь расписываться или, дальше дурака валять будем?

- Вот, это совсем другой разговор, ведь бизнес это серьёзное дело. Здесь нельзя щёлкать этим местом,- он потрогал свою челюсть. Если хочешь заработать деньги, нужно уметь всех купить и продать вот в чём идея. А чтобы уметь всех купить и продать, ты должен быть в курсе всех событий. Вот вы смотрите на меня и думаете что за дурачок, а на самом то деле я вас проверяю, смотрю, что вы за фрукты и с чем вас можно съесть, я уже давно мог вас убить и скормить крысам, что живут в вашем будущем морге, не волнуйтесь трупы в целости и сохранности мои крысы учёные, обучил за двадцать лет. Ты по-русски с ошибками пишешь или без?

- Без,- ответила Саша.

- Справиться с мягким знаком или без?

- Что сделать, справиться, с мягким.

- Хорошо,- продолжал Кротов, что-то прописывая в журнале. Ведь надо всё знать, вы даже не представляете, как это сложно. Кстати, сегодня четверг или пятница?

На этом беседа была закончена, потому что Кротов заснул, и ни что не могло его разбудить, даже то, что вся честная компания в присутствии вновь прибывших Кэт и Юли, бухала всю ночь, да так, что к утру из погреба были вынесены все бутылки с вином и вареньем, которым потом стали разбавлять самогонку. По пьяни они заходили в морг и видели трупы, но утром никто ничего не помнил, поэтому для них это оставалось приятным сюрпризом.

Утро наступило в пять часов вечера.

- Здесь частенько так бывает,- добавил Кротов.

Что удивительно, он совершенно не был обижен, и даже Юлю накормил, за что Кэт была безгранично благодарна. Она поцеловала его в лысину:

- Спасибо Кэт,- Симон Ильич попытался схватить её за юбку, но та ускользнула.

- Вот твои пять тысяч Кротов,- сказал Шура, протягивая ему деньги.

- Отлично, но это как бы аренда, вы же не собираетесь, я надеюсь жить здесь?

- Конечно, нет, сделаем дело и свалим отсюда.

- Прекрасно, передадите кротам, они мне сообщат.

Кротов собрал сумку и пошёл восвояси:

- Будьте осторожны, лес полниться нечистью.

- Да мы знаем,- сказала Кэт,- лешие, водяные, видели уже.

- Ещё есть кот-пидарас, который всех собак в лесу в жопу переебал. Усыпляет подлец и ебёт. У него в зубах, в этих, знаете, клычках, яд. Им и усыпляет, дьявол. Причём кабелей любит, так что присматривайте за Юлей,- Кротов разразился ужасающим смехом.

Ребята перевели дух, и Шура открыл двери морга.

Юля сразу упал в обморок, Кэт и Саша с визгом выбежали на улицу. Один Шура проник в палаты, у него был заложен нос, поэтому запаха трупов он не чувствовал. В помещении было темно, лампочки отсутствовали, на труповозе стоял подсвечник. Шура зажёг спичку и свечу, в помещении стало намного светлее и можно было разобрать, где кто лежит. Это был очень старый морг, ещё со времён войны. Вероятно, раньше он был рассчитан на несколько тел, потому что здесь была маленькая деревушка, и амбразуры для холодильных камер исчислялись в трёх штуках. Потом, когда потребности в услугах морга возросли, эти амбразуры раздолбали кувалдометрами, а в камерах сделали стеллажи, и в несколько рядов складывали туда трупы. Поэтому когда Шура открыл холодильник, он увидел несколько зелёных, словно покрывшихся илом тел, они, с перекошенными ртами в разные стороны, и полусгнившими носами лежали друг на друге. У одного из груди булькала рыжеватая смесь, и брызги периодически разлетались в разные стороны. У второго дыра в голове с добрый кулак, внутри конечно уже всё сгнило, но кусочек мозга Шуре удалось таки потрогать. Тела на ощупь не представляли ничего интересного, Шура трогал их пальцем. Трупы как трупы, уже сгнили, лиц не видно, одно месиво, плюс ко всему бомжи какие-то, их и при жизни то не разберёшь где мужик, где баба. Отдельно на носилках отдыхал старец в позе зю. На других лежала фрау в стиле ню. Это старые трупы, а где фашисты, мать их, он повернулся к выходу, и ужас возобладал им, будто несказанной силы великан взял Шуру, как молодую девицу. У выхода пластами стояли шесть трупов. Первый облокотился плечом о стену, совсем как живой, остальные в таком же порядке прилегали к впереди стоящему:

- Вот они родимые.

Картина конечно неприятная, попробуйте оказаться в морге наедине с собой и несколькими десятками исколеченых смертью и крысами трупами. Шура пересчитал оккупантов, это были офицеры, все рангом не ниже капитана, большое количество крестов на их мундирах, приоткрыли Шуре завесу насчёт того, что Кротов не занимался коммерческой деятельностью ритуального характера, что показалось странным. Хотя бы ордена пихнуть можно было. Шура ощупал их одежду, в карманах были письма и документы, у одного была карта расположения советских ракет на черноморском побережье.

Вдруг дверь со скрипом открылась:

- Ай! Кто это?- пропищал Шура, отпрыгнув в сторону.

- Не ссы, это я,- появилась Саша, она держала в руках фотоаппарат.

- А где Кэт?

- Юлю откачивает. Как ты здесь можешь находиться, ну и вонища.

- Так у меня же нос заложен.

- А, тогда понятно. А Юля, представь со своим нюхом, какой приход выхватил.

- Ага, сразу в астрал ушёл бедняга. Вот они, давай я буду из кармана доставать документы и письма, а ты фотографируй, чтобы всё было чётко, труп документы и так далее. Быстренько всё сфотографировали, собрали все документы и письма и собрались наверх.

- Саша есть платок?

- На.

- Хочу хоть занюхнуть, что за запах.

- Не советую,- она сама держала тряпку, промоченную в спирте возле носа.

- Я всё-таки попробую,- он высморкался, и несколько раз глубоко вдохнул в себя этот прелестный аромат,- Ой! Ой! Держите меня.

Шуру стало шатать в разные стороны, Саша успела схватить его за майку и удержать на ногах, она обхватила его за талию и повела к выходу.

В доме сидели, уже очухавшийся Юля, и Кэт. Принесли Шуру:

- Ещё один любитель острых ощущений,- сказала Саша, укладывая по удобнее своего друга.

- Я своего любителя уже вылечила,- сказала Кэт.

- Каким Макаром?

- Загадала, чтобы у него нюх пропал.

- Катя, ну это совсем уж жестоко,- поразилась Саша.

Она собралась читать одно из писем погибшего, а Кэт открыла ноутбук для обработки информации.

- Здравствуй дорогая Марта,- начала Саша,- После того, как нашу часть перебросили на
восток, к Бресту, жизнь полка натурально изменилась. Вот уже месяц мы
выбиваем этих русских из крепости, хочу сказать, что это не так просто,
у нас новейшее оружие и возможности во много раз превосходят их. Однако
в отличие от французов или англичан, это просто нечисть, какая- то, они
не сдаются. Расположили нас в гарнизоне, тут я проведу около месяца,
может чуть больше, пока не пройдём через Буг. Я ни на минуту не забываю
о тебе дорогая моя и милая Марта, твоя фотография всегда на моей груди.
Напоминает мне, что надо возвращаться, обязательно вернуться домой в
Лейпциг. Распорядок у нас отличный, ты не переживай, мы не перетруждаем
себя. Сутки через трое атакуем крепость, у нас три команды, обстреливаем
из пушек и крупнокалиберных пулемётов. Вчера забавный случай сильно
рассмешил меня и нашего капитана:
Один русский, вероятно, хотелось пить, потому что мы не выпускаем их из
крепости, заполз под каменную глыбу, и передвигался к колодцу, как
черепаха, ей Богу. Мы стали расстреливать его из винтовок, в каменный
панцирь пока бедняга не скончался. Прости, что рассказываю тебе такие
ужасы, но это война, и мы вместе идём к осуществлению великой идеи. Хай
Гитлер! Фюрер с нами любовь моя. Осталось совсем чуть-чуть, в ноябре мы
будем в Москве, и я наконец-то приеду к тебе. Никогда не думал, что
завоёвывать мир так легко и приятно, утром завтрак, зарядка, в обед мы
спим несколько часов или играем на музыкальных инструментах, русские
тоже играют по ночам, слышно, они любят баян. Иногда задумываюсь, ведь
тоже люди, особенно когда слышу их заунылое пение, что-то сильное и
печальное в их голосах, почему не сдаются, ведь мы бы их тогда не
трогали и пошли бы себе дальше. После обеда играем в футбол. Когда я
увидел свою кровать, очень обрадовался, не такая конечно, как у нас на
Палкинштрассе, но тоже большая и твёрдая, над ней я повесил картину Ван
Гога, и саблю деда, которая всегда со мной. Далее ужин, чтение
литературы, в основном это Андерсен, Джанни Родари, и Достоевский, в
десять у нас отбой, а утром мы заступаем на дежурство, и так уже около
месяца, ничего не меняется, это из-за русских, попортят они нам крови.
На этом заканчиваю письмо и жду ответа. Привет из Бреста! Твой Гельмут.

- Вот такая вот трагическая история,- закончила Саша.- Катя, да что ты там свой ноутбук всё оттираешь?

- Да здесь соринка, не оттирается,- сказала Кэт.

Саша посмотрела на экран:

- Это не соринка Катя, это запятая. Давай загрузим фото, и будем отправлять по адресам.

Они быстро вычислили адреса клиентов и вошли в контакт с ними, Кэт свободно общалась на немецком языке. Саша и Шура уже поняли, что при таком раскладе придётся поделиться, но никто против не был, а только за. Все родственники погибших действительно оказались состоятельными людьми и были готовы вести переговоры. Но жадные, до невозможности, один предложил за своего дедушку пять тысяч евро и долго упирался, услышав истинную стоимость товара. Он готов был порвать собственную жопу на свастику, только не платить двести пятьдесят тысяч евро. Но ему сделали предложение, от которого невозможно было отказаться, и связь наладилась.

Не успели они обрадоваться, как пришло письмо от Генриха фон Группе:

- Славься Господи, я умираю, лёжа на смертном одре, получил ваше сообщение. Господа! Место, в котором вы находитесь священно, его многие годы искали немецкие разведки и научные группы СС. Большое вам спасибо за моего брата. Деньги перечислены на счёт, который вы указали. Отправьте, пожалуйста, его прах по адресу: Лейпциг,234009, Палкинштрассе 35.

Хочется добавить, что люди, которых вы нашли, искали священное место, описываемое в документах Екатерининского дворца. Если вы нашли его, скажите, оно за двумя лысыми горами и двумя серыми лесами? Молю вас скажите, это дело моей жизни, я не смогу спокойно умереть.

На что Саша ответила:

- Спасибо за письмо и добрые слова. Мы приносим свои соболезнования вашей семье и молимся за вас. Война есть война. А люди есть люди. Нет, мы ещё не нашли это место, но уверяю вас, что скоро найдём. Прощайте.

Latest Month

August 2017
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars