antuzhewicz (antuzhewicz) wrote,
antuzhewicz
antuzhewicz

  • Mood:

Крым Крым, как это мило ... Часть 2.

письма Волошина М.А.



{Запись от 2/III.} Ты хочешь, чтобы я рассказал тебе зарождение Коктеб<еля>? Я помню вот такой рассказ, слышанный мной от старика Юнге1.


   Это было в эпоху, когда он поселился здесь, в Коктеб<еле<, и собирался развернуть здесь большое хозяйство. Он рассказывал, как он попал в Коктеб<ель>, приехав верхом из Феодосии. В те годы, когда не существовало никаких дорог, тем более шоссе. Он приехал верхом по горам. И первое, что его поразило, сходство Коктебеля с Испанией. Аликанте. Для меня очень это было интересно, и, будучи через неск<олько> лет в Испании, я сам нарочно заехал в Аликанте, чтобы сравнить его с Коктебелем. Внешне, конечно, никакого сходства нет, но внутреннего параллелизма очень много. Главное -- в Аликанте отсутствует то единство, которое отличает Коктебель от других стран земли -- Карадаг.









Положение его на границе морских заливов, степи и гор делает его редким и единственным в смысле местности.





Местность эта его поразила, и он поручил проживающему здесь инженеру постепенно скупить у мурзаков2 эту землю вдоль берега моря. Тогда тут было стремление многих интеллигентов приобретать в Крыму земли. В то время была приобретена Карадагская долина, Туманова балка, которая так называлась <по> фамилии своих владельцев Тумановых. У Тумановых ее купила Шевякова, котор<ая> построила там дом, а у нее купил проф<ессор> Вяземский.



Мне хочется рассказать тебе кой-что о Коктеб<ельском> пейзаже. Я все-таки совершенно серьезно думаю, что Коктеб<ельский> пейз<аж> -- один из самых красивых земных пейзажей, котор<ые> я видел. Вообще, о пейзаже нужно не только очень много думать, но и много сравнивать. А я из всех своих обширных странствий в жизни больше всего сравнивал именно пейзаж. У пейзажа есть самый разнообраз<ный> возраст. Есть пейзажи совсем молодые и есть -- глубокой древности. Потому ч<то> пейзаж, как лицо страны, может быть так же разнообразен, как человеческ<ое> лицо. Все, что пережито землей, все отражено в пейзаже.


У пейзажа есть самый разнообраз<ный> возраст. Есть пейзажи совсем молодые и есть -- глубокой древности. Потому ч<то> пейзаж, как лицо страны, может быть так же разнообразен, как человеческ<ое> лицо. Все, что пережито землей, все отражено в пейзаже.


Для меня очень это было интересно, и, будучи через неск<олько> лет в Испании, я сам нарочно заехал в Аликанте, чтобы сравнить его с Коктебелем. Внешне, конечно, никакого сходства нет, но внутреннего параллелизма очень много. Главное -- в Аликанте отсутствует то единство, которое отличает Коктебель от других стран земли -- Карадаг.











Москва, 23-го марта 1911 г.


 


   Многоуважаемый Максимилиан Александрович,


   Вчера кончила Consuelo и Comtesse de Rudolstadt, - какая прелесть! Сейчас читаю Jacques 1.


   Приходите: есть новости!


   Завтра уезжаю за город, вернусь в пятницу.


   Дракконочка 2 все хворает, она шлет Вам свой привет.


   У нас теперь телефон (181-08), позвоните, если Вам хочется прийти, и вызовите Асю 3 или меня.


   Лучше всего звонить от 3-4.


   Всего лучшего.


   За чудную Consuelo я готова простить Вам гнусного М. de Breot.


   Привет Вам и Елене Оттобальдовне.


 


   Марина Цветаева.


 


   P. S. Можно ли утешаться фразой Бальмонта: "Дороги жизни богаты"? Можно ли верить ей? Должно ли?


 


   1 Речь идет о романах Жорж Санд (1804-1876) "Консуэло", - "Графиня Рудольштадт" и "Жак".


   2 Дракконочка - Лидия Александровна Тамбурер (ум. 1970?), друг семьи Цветаевых, зубной врач.


   3 Лея - сестра М. И. Цветаевой, Анастасия Ивановна (р. 1894).








1 сентября 1913 г. Коктебель





   Я, к моему большому сожалению, никуда не могу отлучиться из Коктебеля. Уже дня четыре, как у меня в мастерской началась работа: переделка и заканчиванье всего, что недоделал подрядчик весною.2 Мне приходится целый день присматривать, указывать, соображать. И нельзя рабочих оставить одних в моей комнате. А тут и столяры, и печники, и штукатуры, и маляры, и кровельщики. И это еще будет длиться дней 10. Словом, я совсем парализован, и если А<моря> с Н<юшей> не приедут сами в Коктебель -- я их так и не увижу. Уговорите их не ехать в Судак. Раз они проехали к Латри -- им удобнее всего было бы там и остаться. Наверно их будут просить об этом. А затем они могли бы дня на 3 -- на 4 приехать в Коктебель. Нюша пишет, что Аморя хочет немного "уединиться". Конечно, это было бы в Коктебеле удобнее всего: теперь весь дом пуст, все тихо. Душевная атмосфера тоже стихла и очистилась с наступлением осени. Мама не сердится и не волнуется.


 







          Обед нам присылает Елена Павловна,3 недурно, но не обильный. Если же они привезут сыра, ветчины, консервов и др., то еда совсем может не стеснять их.


   Я одновременно посылаю Нюше открытку (на имя Латри в галерею) на тот случай, если они еще в Баран-Эли задержатся. Там я пишу об этом же.


   Нюша пишет, что они заедут в Коктебель из Судака, возвращаясь. Это труднее всего, т<ак> что они наверное тогда не попадут к нам. А мне будет страшно досадно, если я их совсем не увижу, и я думаю, что маме будет (хотя она и скроет это) очень обидно, если Маргоря совсем не заедет.












Датируется по почтовому штемпелю на конверте.


   1 В письме к Волошину от 19 сентября 1913 г. А. Н. Иванова (см. о ней примеч. 5 к п. 95) сообщала, что она и М. В. Сабашникова едут в имение Латри Баран-Эли (под Старым Крымом) "на несколько дней".


   2 В конце 1912 -- начале 1913 г. к дому Волошина была пристроена двусветная мастерская с кабинетом над ней, по его собственному проекту. Подрядчиком, руководившим работами, был феодосиец Михаил Сергеевич Сиников.


   3 Е. П. Паскина (урожд. Теш, 1869--1937), содержательница столовой в Коктебеле, дочь московского врача П. П. фон Теша (см. о нем примеч. 8 к п. 8 в 1-й части).









  4 К. В. Кандауров. Послав ему (с оказией?) статью "М. С. Сарьян", Волошин просил в письме от 10 сентября 1913 г. показать ее Сарьяну, а затем выслать С. К. Маковскому. В открытке со штемпелем отправления 17 сентября 1913 г. Волошин сообщал, что посылает Кандаурову заказной бандеролью статью "Чему учат иконы?" с просьбой предложить ее П. П. Муратову для затеваемого последним будто бы журнала, посвященного иконописи ("ужасно не хочется отдавать ее Маковскому"). Здесь же сообщалось, что статья о H. H. Сапунове, написанная для "Аполлона", тоже закончена, но "ждет оказии на почту": в Коктебеле, из-за ливней, "всемирный потоп". (Оба письма в РГАЛИ: ф. 769, оп. 1, ед. хр. 41). В конце концов все названные статьи были напечатаны в "Аполлоне": "М. С. Сарьян" -- в No 9 за 1913 г., "Памяти H. H. Сапунова" и "Чему учат иконы?" -- в No 4 и 5 за 1914 г.


 




Феодосийская почта никак не может найти дороги из Феодосии в Коктебель: Ваше письмо проехало в Отузы (вероятно, направляясь в Одессу!), но было там перехвачено коктебельским лавочником и, переходя из рук в руки, добралось-таки до меня, вопреки почтовому ведомству. Совсем не понимаю, почему Вы не можете приехать в Коктебель. Раз "племяннику" надо еще 1 1/2 года готовиться, то, право, Вы успеете и приехать сюда, и вернуться вовремя. А что касается "полос", то их здесь будет еще удобнее делать: к Вашим услугам и мастерская, и краски, и мои живописные таланты.1


   С хозяйством я справился: это не труднее, чем в Париже. Буду Вас кормить борщами и кашами.


   А что я тогда удрал: ведь останься я дольше -- это был бы не один день, а 3--4 -- я не мог бы выбраться. Два дня я провожу в Феодосии с наслаждением, а потом начинаю томиться.





письма Волошина
Tags: Максимилиан Волошин окончательно осел в , в доме, построенном в 1903—1913 годах его матерь, сложившихся в его «Коктебельскую сюиту»., смыты светом облака»; «В шафранных сумер
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments