?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

письма Волошина М.А.



{Запись от 2/III.} Ты хочешь, чтобы я рассказал тебе зарождение Коктеб<еля>? Я помню вот такой рассказ, слышанный мной от старика Юнге1.


   Это было в эпоху, когда он поселился здесь, в Коктеб<еле<, и собирался развернуть здесь большое хозяйство. Он рассказывал, как он попал в Коктеб<ель>, приехав верхом из Феодосии. В те годы, когда не существовало никаких дорог, тем более шоссе. Он приехал верхом по горам. И первое, что его поразило, сходство Коктебеля с Испанией. Аликанте. Для меня очень это было интересно, и, будучи через неск<олько> лет в Испании, я сам нарочно заехал в Аликанте, чтобы сравнить его с Коктебелем. Внешне, конечно, никакого сходства нет, но внутреннего параллелизма очень много. Главное -- в Аликанте отсутствует то единство, которое отличает Коктебель от других стран земли -- Карадаг.









Положение его на границе морских заливов, степи и гор делает его редким и единственным в смысле местности.





Местность эта его поразила, и он поручил проживающему здесь инженеру постепенно скупить у мурзаков2 эту землю вдоль берега моря. Тогда тут было стремление многих интеллигентов приобретать в Крыму земли. В то время была приобретена Карадагская долина, Туманова балка, которая так называлась <по> фамилии своих владельцев Тумановых. У Тумановых ее купила Шевякова, котор<ая> построила там дом, а у нее купил проф<ессор> Вяземский.



Мне хочется рассказать тебе кой-что о Коктеб<ельском> пейзаже. Я все-таки совершенно серьезно думаю, что Коктеб<ельский> пейз<аж> -- один из самых красивых земных пейзажей, котор<ые> я видел. Вообще, о пейзаже нужно не только очень много думать, но и много сравнивать. А я из всех своих обширных странствий в жизни больше всего сравнивал именно пейзаж. У пейзажа есть самый разнообраз<ный> возраст. Есть пейзажи совсем молодые и есть -- глубокой древности. Потому ч<то> пейзаж, как лицо страны, может быть так же разнообразен, как человеческ<ое> лицо. Все, что пережито землей, все отражено в пейзаже.


У пейзажа есть самый разнообраз<ный> возраст. Есть пейзажи совсем молодые и есть -- глубокой древности. Потому ч<то> пейзаж, как лицо страны, может быть так же разнообразен, как человеческ<ое> лицо. Все, что пережито землей, все отражено в пейзаже.


Для меня очень это было интересно, и, будучи через неск<олько> лет в Испании, я сам нарочно заехал в Аликанте, чтобы сравнить его с Коктебелем. Внешне, конечно, никакого сходства нет, но внутреннего параллелизма очень много. Главное -- в Аликанте отсутствует то единство, которое отличает Коктебель от других стран земли -- Карадаг.











Москва, 23-го марта 1911 г.


 


   Многоуважаемый Максимилиан Александрович,


   Вчера кончила Consuelo и Comtesse de Rudolstadt, - какая прелесть! Сейчас читаю Jacques 1.


   Приходите: есть новости!


   Завтра уезжаю за город, вернусь в пятницу.


   Дракконочка 2 все хворает, она шлет Вам свой привет.


   У нас теперь телефон (181-08), позвоните, если Вам хочется прийти, и вызовите Асю 3 или меня.


   Лучше всего звонить от 3-4.


   Всего лучшего.


   За чудную Consuelo я готова простить Вам гнусного М. de Breot.


   Привет Вам и Елене Оттобальдовне.


 


   Марина Цветаева.


 


   P. S. Можно ли утешаться фразой Бальмонта: "Дороги жизни богаты"? Можно ли верить ей? Должно ли?


 


   1 Речь идет о романах Жорж Санд (1804-1876) "Консуэло", - "Графиня Рудольштадт" и "Жак".


   2 Дракконочка - Лидия Александровна Тамбурер (ум. 1970?), друг семьи Цветаевых, зубной врач.


   3 Лея - сестра М. И. Цветаевой, Анастасия Ивановна (р. 1894).








1 сентября 1913 г. Коктебель





   Я, к моему большому сожалению, никуда не могу отлучиться из Коктебеля. Уже дня четыре, как у меня в мастерской началась работа: переделка и заканчиванье всего, что недоделал подрядчик весною.2 Мне приходится целый день присматривать, указывать, соображать. И нельзя рабочих оставить одних в моей комнате. А тут и столяры, и печники, и штукатуры, и маляры, и кровельщики. И это еще будет длиться дней 10. Словом, я совсем парализован, и если А<моря> с Н<юшей> не приедут сами в Коктебель -- я их так и не увижу. Уговорите их не ехать в Судак. Раз они проехали к Латри -- им удобнее всего было бы там и остаться. Наверно их будут просить об этом. А затем они могли бы дня на 3 -- на 4 приехать в Коктебель. Нюша пишет, что Аморя хочет немного "уединиться". Конечно, это было бы в Коктебеле удобнее всего: теперь весь дом пуст, все тихо. Душевная атмосфера тоже стихла и очистилась с наступлением осени. Мама не сердится и не волнуется.


 







          Обед нам присылает Елена Павловна,3 недурно, но не обильный. Если же они привезут сыра, ветчины, консервов и др., то еда совсем может не стеснять их.


   Я одновременно посылаю Нюше открытку (на имя Латри в галерею) на тот случай, если они еще в Баран-Эли задержатся. Там я пишу об этом же.


   Нюша пишет, что они заедут в Коктебель из Судака, возвращаясь. Это труднее всего, т<ак> что они наверное тогда не попадут к нам. А мне будет страшно досадно, если я их совсем не увижу, и я думаю, что маме будет (хотя она и скроет это) очень обидно, если Маргоря совсем не заедет.












Датируется по почтовому штемпелю на конверте.


   1 В письме к Волошину от 19 сентября 1913 г. А. Н. Иванова (см. о ней примеч. 5 к п. 95) сообщала, что она и М. В. Сабашникова едут в имение Латри Баран-Эли (под Старым Крымом) "на несколько дней".


   2 В конце 1912 -- начале 1913 г. к дому Волошина была пристроена двусветная мастерская с кабинетом над ней, по его собственному проекту. Подрядчиком, руководившим работами, был феодосиец Михаил Сергеевич Сиников.


   3 Е. П. Паскина (урожд. Теш, 1869--1937), содержательница столовой в Коктебеле, дочь московского врача П. П. фон Теша (см. о нем примеч. 8 к п. 8 в 1-й части).









  4 К. В. Кандауров. Послав ему (с оказией?) статью "М. С. Сарьян", Волошин просил в письме от 10 сентября 1913 г. показать ее Сарьяну, а затем выслать С. К. Маковскому. В открытке со штемпелем отправления 17 сентября 1913 г. Волошин сообщал, что посылает Кандаурову заказной бандеролью статью "Чему учат иконы?" с просьбой предложить ее П. П. Муратову для затеваемого последним будто бы журнала, посвященного иконописи ("ужасно не хочется отдавать ее Маковскому"). Здесь же сообщалось, что статья о H. H. Сапунове, написанная для "Аполлона", тоже закончена, но "ждет оказии на почту": в Коктебеле, из-за ливней, "всемирный потоп". (Оба письма в РГАЛИ: ф. 769, оп. 1, ед. хр. 41). В конце концов все названные статьи были напечатаны в "Аполлоне": "М. С. Сарьян" -- в No 9 за 1913 г., "Памяти H. H. Сапунова" и "Чему учат иконы?" -- в No 4 и 5 за 1914 г.


 




Феодосийская почта никак не может найти дороги из Феодосии в Коктебель: Ваше письмо проехало в Отузы (вероятно, направляясь в Одессу!), но было там перехвачено коктебельским лавочником и, переходя из рук в руки, добралось-таки до меня, вопреки почтовому ведомству. Совсем не понимаю, почему Вы не можете приехать в Коктебель. Раз "племяннику" надо еще 1 1/2 года готовиться, то, право, Вы успеете и приехать сюда, и вернуться вовремя. А что касается "полос", то их здесь будет еще удобнее делать: к Вашим услугам и мастерская, и краски, и мои живописные таланты.1


   С хозяйством я справился: это не труднее, чем в Париже. Буду Вас кормить борщами и кашами.


   А что я тогда удрал: ведь останься я дольше -- это был бы не один день, а 3--4 -- я не мог бы выбраться. Два дня я провожу в Феодосии с наслаждением, а потом начинаю томиться.





письма Волошина

Latest Month

August 2017
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars